Словом и делом

На средневековых гравюрах, посвящённых болезням и исцелению, часто можно увидеть монахов разных орденов и общин. Они ухаживают за больными, проводят операции, собирают лекарственные растения, готовят из них лекарства. Когда впервые служители церкви начали исцелять не только души, но и тела?

С начала христианства: врачом был евангелист Лука. Епископ Кесарии Василий, известный как святой Василий Великий, устроил у себя в епархии настоящий город для больных, названный в его честь «Базилия». Это была первая в истории больница при церкви.

Не отставало и западное христианство. Устав св. Бенедикта, составленный в VI в., вменяет в обязанность монахам уход за больными и их лечение в качестве подвига милосердия. В том же веке образовался и орден св. Лазаря, взявший на себя заботу о больных проказой — очень заразной и в те времена неизлечимой болезнью. От приютов этих монахов произошло всем известное нынче слово «лазарет».

Где лазареты, больницы и госпитали – там и нужда в лекарствах. Монастырские аптечные огороды и садики – это только выращивание сырья, которое надо переработать и хранить. А значит, нужна и аптека.

Первые европейские аптеки тоже появились при монастырях в XI-XII веках в Испании, где монахи заимствовали от арабов полезнейшую идею отдельного помещения для лекарственных дел. Затем аптеки появились практически при всех монастырях. Строились они у стен монастыря, поближе к главным воротам, и могли иметь собственный вход снаружи.

Пациентам незачем было проходить на монастырскую территорию (не каждый устав допускал туда посторонних) – они могли получить лекарство через «пограничный» прилавок. Иногда в аптеке делалось особое помещение для осмотра страждущих монахом-целителем. Таким образом монастырские аптеки стали ещё и первыми амбулаториями.

Лечили монахи не только лекарствами, но и другими средствами. Например, модным в прошлом кровопусканием, которое делалось по любому поводу, а иногда и без такового. Увлечение этой процедурой доходило до того, что пациентам потом приходилось подолгу восстанавливать силы, и не всегда это получалось.

Так что в XIII в. развернулась настоящая борьба Ватикана с монашеской хирургией – вплоть до того, что папской буллой 1243 года монахам вообще было запрещено учиться медицине. Впрочем, один из последующих пап, Иоанн XXI, до своего избрания в 1276 году сам был врачом во французском Лионе – ему приходилось лечить инкогнито, под именем Петра Испанского. Однако практиковать хирургию и пускать кровь с тех пор стали светские цирюльники. У монахов же остались целебные эликсиры, бальзамы и ликёры из трав.

Некоторые с тех пор утратили было лечебное значение: например, известный нынче алкогольный ликёр бенедиктин изначально был согревающим составом из листьев мяты и мелиссы, корней дягиля, липового мёда и пряностей. Создали его в 1510 году монахи обители св. Бенедикта. Только в ХХ веке в рецепт были добавлены коньяк и сахарный сироп.

Известная же с 1611 года «кармелитская вода» продолжает оставаться действенным лекарством, применение которого сохраняет актуальность и в наши дни.