Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

Течет река Волга...

Кармолис » Блог » Это интересно » Течет река Волга...

Вот уже 8 лет отмечается в нашей стране праздник в честь самой известной русской реки — День Волги. Праздник этот не общегосударственный, не слишком шумный, и даже в тех регионах, где он проходит, далеко не все могут вспомнить, чем же примечателен этот день — 20 мая... Но одна хорошая традиция уже успела зародиться: в этот день по берегам Волги проходят экологические мероприятия — добровольцы собирают мусор, который оставило весеннее половодье (во многих поволжских областях оно примерно в это время начинает спадать), в школах проходят беседы и конкурсы рисунков, на семинарах и лекциях ученые рассказывают о жизни реки, ее истории, современных проблемах...

А что мы знаем об одном из главных символов России?

Разумеется, то, что учили в школе — что это самая длинная европейская река (длина — больше 3,5 тыс.км) и одна из самых больших в мире; что это важная транспортная магистраль России; что на ней стоит множество российских городов — и очень древних, и совсем молодых...

А вот о том, что долгое время сами европейцы считали Волгу рекой азиатской (или проводили именно по ней границу Европы и Азии) — знают не все. Причем известна была Волга задолго до нашей эры — правда, под другими именами: в античных источниках встречается название Ра (от персидского "щедрая"), в Средние века оно сменяется арабским "Атель" ("Река рек", "Великая река") и родственным его тюркским "Итиль" — причем исток ее помещали в Уральских горах, а то и вообще в "Великом Северном Океане".

Первые поселения на изобильных берегах Волги-Итиль-Ра возникли еще в каменном веке, а потом через нее прошло несколько волн "великих переселений народов" — кто-то переправлялся и проходил дальше, но многие и оставались, основывали свои селеия, города, а потом и государства... И все они были связаны между собой этим удобнейшим торговым путем, протянувшимся "из варяг в персы": именно по Волге и Каспийскому морю лежал самый короткий маршрут из Северной Европы в страны Востока, да и в Черное море можно было выйти. Лишь в нескольких местах нужно было переволочь ладьи через водоразделы, и открывался путь от Ирана до Скандинавии, от Урала до Византии... Действует этот торговый путь и в наши дни — единая глубоководная транспортная система (ЕГТС) России, сделавшая Москву "портом пяти морей":  по каналам и водохранилищам можно попасть из Центральной России в Балтийское, Белое, Каспийское, Азовское, а за ним и в Черное море.

В старину же этот путь был куда труднее и опаснее — и не только из-за необходимости тащить корабли по берегу или точно рассчитывать проход через коварные пороги. Где были купцы — там находились и разбойники. Из Балтики на Волгу знали проход скандинавы-викинги, а когда им преградило путь государство князя Рюрика — "погулять по Матушке-Волге" иной раз отправлялись и новгородцы... Лихие новогородские ушкуйники на своих ладьях не боялись налетать и на города грозной Золотой Орды: требовали выкуп, а если его не давали — бывало, что брали штурмом и грабили даже ордынскую столицу Сарай-Берке!

Расширяющееся Государство Московское постепенно оттесняло буйную вольницу и наводило порядок вдоль реки. После того, как пали остатки Орды — Казанское и Астраханское ханство, для защиты границ и торговых караванов один за другим стали появляться новые города — Самара, Саратов, Царицын... Но стояли они далеко друг от друга, и между ними по-прежнему хватало "воровских казаков" - со своей "пиратской республикой" на месте нынешнего города Камышина, с лихими атаманами — не только Степан Разин, но и покоритель Сибири Ермак смолоду "гулял" по Волге... Еще в начале XIX в. для защиты от речных пиратов на Волге не только выставлялись посты-караулы, но и приходилось держать специальные сторожевые корабли.

Впрочем, богатство Волги плавало не только на купеческих судах, но и под волнами. С давних пор почти в любом среднерусском городе могла найтись на столах волжская рыба — от огромных "царских" осетров до скромной соленой плотвы-воблы, которую меряли и продавали даже не пудами, а возами. Благо соль была рядом, в соленых озерах Эльтон и Баскунчак, откуда она вывозилась не только на рыбные промысла Нижней Волги, но и по всей России. Причем купцы-судовладельцы старались подогнать под груз соли самые новые деревянные баржи: после такого рейса древесина "просаливалась" и не гнила десятки лет.

Вот с чем было плохо на Нижней Волге, так это с хлебом: за левым берегом — почти безводная степь, из которой летом на правый летели горячие ветры-суховеи... "Напоить" и распахать степную целину удалось только во второй половине XX века, когда Волгу перегородили плотины гидроэлектростанций, а от получившихся водохранилищ провели оросительные каналы. Некогда "голодное Поволжье" стало одним из самых "хлебных" регионов России.

Но, увы, такая "победа над природой" породила и новые проблемы. Плотины нарушили пути хода рыбы на нерест, да и массовый вылов (не в последнюю очередь — незаконный, браконьерский) не мог не сказаться: былого изобилия "живого серебра" уже нет, некогда обычные осетры стали редкостью, некоторые виды (например, белорыбица — "волжский лосось") из реки почти исчезли. В Волгу сливаются и промышленные, и бытовые стоки, с окрестных полей попадают удобрения и ядохимикаты, а ослабевшее из-за плотин течение приводит к тому, что все лишнее не "вымывается", а застаивается. Каждое лето на такой "питательной среде" бурно размножаются микроскопические водоросли, и вода "цветет" — по течению тянутся из заводей зеленые полосы, иногда сбивающиеся в сплошную гниющую пленку...

Проблема приняла такой масштаб, что в 2006 году ЮНЕСКО открыло программу "Живая Волга", направленную на сохранение чистоты воды и развитие современного экологического сознания. Именно в рамках этой программы и был отмечен первый День Волги — с каждым годом все более заметный для тех, кто живет по волжским берегам. 

Облако тегов