Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Написать нам Подписаться на обновления

«Силуэты» прошлого

Кармолис » Блог » Это интересно » «Силуэты» прошлого

Дореволюционные открытки, забавные, трогательно-наивные, с румяными круглолицыми детишками, исполняющими взрослые роли в сценках-иллюстрациях к русским пословицам или поздравлениям с праздниками. Хорошо узнаваемый стиль, созданный одной из немногих русских художниц XIX века, едва ли не самой известной и знаменитой при жизни – Елизаветой Бём.

Елизавета Меркурьевна родилась в 1843 г. в Санкт-Петербурге, происходила из старинного дворянского рода Эндауровых. Детство будущей художницы прошло в имении родителей, в Ярославской губернии. Эти годы в усадьбе вспоминались потом как самые счастливые в жизни – неудивительно, что крестьянские дети, её тогдашние ровесники, и русская природа стали в дальнейшем основными сюжетами произведений.

Рисовать она начала там же: животных, кукол, деревья... На рисунки, пересылаемые подругам, обратили внимание знатоки искусства, оценили, и в возрасте 14 лет девушка поступает в Рисовальную школу столичного Общества поощрения художников, которую в 1864 г. закончила с серебряной медалью. После чего вернулась в любимое родительское имение, рисовать с натуры животных и растения – и вырабатывать свой стиль.

О нём заговорили, когда в 1875 году у художницы, к тому времени взявшей фамилию мужа-скрипача, венгра по происхождению Людвига Францевича Бёма, вышел в печати первый оригинальный альбом «Силуэты». Техника чёрно-белых силуэтов была хорошо известна и популярна, картинки из чёрной бумаги вырезали в светских салонах для дамских альбомов – но Елизавета Меркурьевна пошла куда более трудным путём.

Её силуэты создавались способом литографии – отпечатков с камня. Кропотливый, требующий сил труд – выцарапывать рисунки на каменных пластинах – он позволил художнице раскрыть свой талант полностью, из бумаги не получилось бы резать силуэты с такой точностью, чтобы передавать отдельные травинки под ногами персонажей, шерстинки у животных. Как писал восторженный Крамской, «угадывалось даже выражение на лицах маленьких чернышей». Следующий альбом – «Силуэты из жизни детей», затем «Пирог» – иллюстрированный рассказ из картинок-силуэтов с подписями, предтеча комиксов.

Бём приглашают к сотрудничеству издатели, она иллюстрирует сказки и журналы, книги Некрасова, Лескова, Тургенева, создаёт азбуку в рисунках. Однако работа над мельчайшими чертами подорвала здоровье Елизаветы Меркурьевны, и прежде всего – зрение, так что от любимой и доведённой до совершенства литографии пришлось отказаться.

Но не от творчества: Бём возвращается к акварелям и продолжает деревенские сюжеты в цвете. Из-под её кисти выходят новые иллюстрации, альбомы с изображениями растений и грибов России – сделанные с такой точностью, что рисунки можно было использовать как учебные пособия для ботаников! В начале ХХ века Елизавета Меркурьевна увлекается художественным стеклом. Созданная по её эскизам посуда пользуется небывалым успехом на всемирных выставках в Чикаго и Париже, солонку «русского стиля» преподнесли в подарок президенту Франции.

Тогда же появляются ставшие знаменитыми на весь мир и вызвавшие массу подражаний открытки с крестьянскими детьми и русскими пословицами. Их издавали многотысячными тиражами – и издают до сих пор! «Вторую жизнь» получают альбомы с силуэтами, работы Бём завоёвывают медали на выставках в Мюнхене и Милане, выпускаются в дорогих коллекционных изданиях.

Облако тегов