Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

Сад, спасавший жизни

Кармолис » Блог » Это интересно » Сад, спасавший жизни

Многое повидал за свою более чем 300-летнюю историю бывший Аптекарский сад Петра Великого — но таких испытаний, которые выпали в годы Великой Отечественной войны, не видел ни он, ни вся северная столица России.

К началу войны зелёная коллекция ленинградского Ботанического института АН СССР по праву считалась одной из богатейших в мире: только теплолюбивых растений, часть из которых не выращивалась в таких широтах более никогда и никем, насчитывалось более 6 тысяч видов, оранжерейный комплекс раскинулся на гектар — 11 теплиц, разделённых на 28 помещений с разным микроклиматом.

Первая бомба упала на территории сада 14 октября 1941 года, и с тех пор бомбёжки стали регулярными. Рядом, через речку Карповку, размещался штаб командующего Балтийским флотом — одна из важнейших целей для немецкой авиации. В попытке разбить подземный бункер штаба немцы сбрасывали тяжёлые фугасные бомбы — и одна из них упала прямо во двор оранжерейного комплекса.

Ударная волна выбила все стекла — случайно уцелела одна, самая дальняя оранжерея. А мороз в ту ночь достигал -20оС. Сотни тропических растений погибли сразу же, остальные сотрудники Ботанического сада перетаскивали в тёплое помещение до 5 утра. Но потом была разрушена и последняя оранжерея.

Больше всего повезло самым живучим тропическим растениям - кактусам: их разобрали по домам, раздали по госпиталям, где всегда поддерживалось тепло. Главный хранитель собрания кактусов, Николай Иванович Курнаков, забрал к себе домой жемчужину коллекции — «Царицу ночи», выращенную в Петербурге ещё в 1824 году, и молочай 1876 года. Всего блокаду пережили больше 1500 колючих экспонатов — а вот их хранители до победы дожили не все; умер в 1944 году и Николай Иванович.

В городе начался голод, а коллекцию семян, в том числе риса, гороха, арахиса и других съедобных культур, спасали от мороза и крыс. Не хватало дров, свои дома учёные топили обломками мебели и паркетных полов, а коллекция древесных стволов, свезённых со всего мира, пережила войну.

Голодные ученые работали рядом с заспиртованными плодами апельсинов, персиков и прочих экзотических фруктов — и составляли для ленинградцев брошюры, рассказывавшие о том, какие растения можно употреблять в пищу, какие нельзя, как приготовить оладьи из ботвы, кисель из щавеля, жаркое из лебеды...

Люди спасали сад, а сад спасал людей. В 1942 году все свободные участки парков Ботанического сада были засажены лекарственными растениями — наперстянкой, валерианой, беладонной, алтеем, ландышем, ромашкой, ревенём. В корпусах института сушилось сырьё, собранное сотрудницами — и шло на расположенный по соседству, на том же Аптекарском острове, фармацевтический завод.

В качестве лекарств стали использовать и те растения, на которые раньше не обращали внимания: ленинградские учёные разработали способы получения витаминных препаратов из клевера, крапивы, иван-чая, купыря, хвои деревьев, росших в окрестностях города.  Пихтовый бальзам применяли для заживления ран, торфяной мох — как перевязочный материал. Специально для раненых, которым требовалось больше белковой пищи, в Ботаническом саду начали выращивать шампиньоны.

А ещё сад стал питомником самых разных овощей, дав блокадному Ленинграду 11 миллионов кустов рассады. Уже в 1942 году все скверы, парки, сады города и даже цветники на Исаакиевской площади превратились в огороды, больше 400 тысяч ленинградцев занялись выращиванием капусты, картошки, брюквы, турнепса, свеклы, моркови, укропа.

Не везде земля была пригодной для обработки, да и опыта горожанам не хватало — и ботаники писали новые пособия, проводили семинары, искали удобрения. Из окрестностей завозили торф, на старых свалках добывали компост, вносили в почву выведенные учёными бактерии, повышающие плодородие — и к осени 1943 года многие ленинградские семьи получили урожаи или с собственного огорода, или с подсобных хозяйств, созданных при всех предприятиях и учреждениях города.

А в январе 1944 блокада Ленинграда была, наконец, прорвана — и сразу же сотрудники Ботанического сада занялись его восстановлением. Были отремонтированы здания, восстановлена часть оранжерей, семенами и саженцами поделились коллеги из Москвы, Сухуми, Крыма, а потом героическому Ленинграду начали присылать свои зелёные подарки ботаники со всего мира.

Сейчас от былых разрушений не найти и следа. Впрочем, некоторые растения – свидетели тех страшных лет до сих пор остаются в Ботаническом саду. Их можно узнать по георгиевским ленточкам на стволах и табличках: так отмечены растения, спасённые в блокаду сотрудниками сада и дожившие до наших дней.

Облако тегов