Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

«Райская» усадьба

Кармолис » Блог » Это интересно » «Райская» усадьба

Те, кому довелось проезжать между двумя древними русскими городами — Тверью и Торжком — могли обратить внимание на придорожный указатель с надписью «Раёк — 5 км». А могли и не обратить — мало ли у нас деревень со странными названиями... Между тем дорога, на которую можно свернуть по этому указателю, и сама имеет многовековую историю, и ведёт в очень примечательное место — усадьбу Знаменское-Раёк.

Началась её история в 1772 году, когда знатный и богатый российский дворянин Фёдор Иванович Глебов, к тому времени уже прославившийся в разных войнах генерал, взял в жены Елизавету Петровну Стрешневу, единственную наследницу знатного и богатого семейства. Как сознавалась сама молодая жена, в Фёдора Ивановича она никогда не была влюблена — вышла замуж только потому, что нашёлся человек, над которым она, с детства избалованная, могла бы властвовать, не теряя к нему уважения.

При этом генерал был постоянно в делах и походах, да и по делам ему важнее был Петербург — а в имении жены, под Москвой, в усадьбе Покровское-Стрешнево, было столько различных гостей и соблазнов! Так что ревность стала одной из причин, по которой в 1781 году генерал Глебов задумал строительство нового, большого и роскошного имения в своих тверских владениях, подальше от суеты обеих столиц.

Над проектом трудилась целая команда архитекторов и инженеров, часть из которых была выписана из-за границы. Но главным зодчим усадьбы считается Николай Александрович Львов, выдающийся русский учёный, художник и архитектор, большой поклонник итальянских дворцов. Так что на полпути между Петербургом и Москвой появился маленький «райский» кусочек Италии, чуть в стороне от большой дороги, так что для подъезда важных гостей пришлось специально закладывать дорогу-аллею длиной в несколько вёрст.

Строительство началось только в 1787 году, окончательная отделка была закончена в 1799 году — в год смерти Фёдора Ивановича.

Интерьеры дома до наших дней почти не сохранились — но и то, что осталось (и что успели запечатлеть старинные картины и фотографии), впечатляет даже знатоков: многоцветные росписи на стенах (часть из них, по преданию, сделана самой первой хозяйкой), лепнина, вазы, 24 круглых медальона по стенам главного зала — в них до революции были портреты царей и императоров династии Романовых, начиная с первого, Михаила Федоровича, и его супруги, Евдокии Стрешневой, родство с которой всегда упорно подчеркивала Елизавета Петровна.

Усадьба изначально проектировалась в расчёте на приём августейших особ, так что овальный центральный двор её по размерам не уступит иным стадионам. От главных ворот полукругом расходятся белые колонны, упираясь в два флигеля, а с господским домом, расположенным точно напротив ворот, их соединяет балюстрада, двойной ряд колонн с прогулочной дорожкой наверху.

Гостевым считался второй этаж здания — так что прямо из зала для приемов можно было прогуляться по свежему воздуху, любуясь усадьбой сверху. В центре двора некогда был фонтан, а вокруг него стояли пушки для салютов. 

Для неспешных прогулок под деревьями рядом с усадьбой был разбит обширный парк — с каскадом прудов и ручьёв, с купальнями, пристанями для лодок, павильонами, беседками-ротондами, украшенными статуями гротами — всё в любимом итальянском стиле архитектора Львова. Не были забыты и оранжерея для экзотических растений, и фруктовый сад, и птичник, и зверинец.

Однако Н.А. Львов был не только строителем, но и инженером-изобретателем, и к услугам гостей и хозяев было немало технических ухищрений. В главном зале был устроен «танцующий пол», чуть покачивающийся под кружащимися парами. Над ним раскинулся свод, образцом которого послужил купол римского Пантеона — с отделкой, зрительно увеличивающей размер, с центральным отверстием, через которое у древних римлян выходил дым от жертв и воскурений... Впрочем, в нашем климате простое отверстие выстудило бы весь дом — так что над ним был построен ещё один купол с окнами у основания и внутренней окраской, создающей иллюзию открытого неба.

Специально для генерала Глебова, на старости лет невзлюбившего шум, одна из ротонд была оборудована как место уединения от всех. Включая и прислугу — так что когда владелец усадьбы требовал обед, его доставляли из расположенной в полуподвале кухни по специально проложенному подземному ходу, и хитрый механизм-подъёмник подавал в ротонду уже сервированный стол.

Увы, Фёдору Ивановичу не удалось в полной мере насладиться своим роскошным отшельничеством, а после его смерти вдова с детьми вернулась в своё подмосковное имение. Наследники же, Глебовы-Стрешневы, постепенно забросили провинциальную усадьбу, потом и вовсе продали жене московского генерал-губернатора — а та после революции эмигрировала в Германию.

При новой власти в Знаменском-Райке были дом отдыха, картинная галерея, санаторий, госпиталь, детская колония — и при каждой перемене владельцев что-то безвозвратно терялось из-за переделок и неаккуратного ремонта. К концу ХХ века усадьба оказалась в полном запустении, да и предпринятая в недавние годы попытка отреставрировать её и сделать туристическим объектом не увенчалась успехом.

Так что теперь только редкие энтузиасты и ценители сворачивают под указатель «Раёк», чтобы найти один из уголков Италии, оставшихся от золотого века Российской империи.