Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

Нереальная реальность

Кармолис » Блог » Это интересно » Нереальная реальность

Многие из тех, кто смотрит на гималайские пейзажи кисти Николая Константиновича Рериха, считает изображённые на них горы условными, вымышленными, а игру красок – не более чем художественным приёмом, призванным создать определённое настроение, передать эмоции. Другие обращают внимание на упрощение очертаний, отсутствие мелких деталей: не гора – символ горы.

Один из самых известных художников и философов России начала ХХ века действительно был не чужд и мистическому символизму, и условности в изображениях, иной раз запечатлевая на картине не столько то, что может увидеть каждый, столько то, как воспринимал увиденное сам Рерих. Но при этом Николай Константинович умел передать и мельчайшие детали, и очень точно подобрать цвет, и, главное, показать редкую, длящуюся иногда считанные секунды игру света, буквально «остановить мгновение».

Внимание к деталям, подробностям, мелочам – это из археологии. Самостоятельные раскопки Рерих начал проводить, будучи гимназистом, в студенческом возрасте (а учился он одновременно на юридическом факультете Петербургского университета и в Академии художеств) стал членом Русского археологического общества. В 24 года он ведёт в Петербургском Археологическом институте специальный курс «Художественная техника в применении к археологии»: фотография уже была распространена, но в полевых условиях, в самом раскопе нередко только точные, подробные и грамотные зарисовки могли сохранить общую картину расположения находок.

Передача света – это от Куинджи, под руководством которого Рерих учился в Академии художеств. Там же он близко познакомился с художественным критиком Стасовым, поддержавшим любовь Рериха к родному краю и истории Древней Руси. Собственно, и первый цикл картин Николая Константиновича был посвящён древним славянам, их жизни, показанной с такими подробностями, которые мог передать только историк и археолог. При этом исполнение замысла было таково, что первую же, ещё во многом «ученическую» картину – «Гонец» - прямо с академической выставки купил Третьяков для своей знаменитой галереи.

Цвета и краски – это опыт и много, очень много работы. Чтобы «поймать» нужный оттенок, увидеть, запомнить и потом передать на картине, Рерих вставал до рассвета – он вообще считал вид природы с первыми лучами солнца наиболее достойным для запечатления. Так что фантастические «рериховские» Гималаи вполне реальны – просто для того, чтобы их увидеть, нужно долго наблюдать за горными рассветами и закатами. Правда, для того, чтобы получить фотографию такой «нереальной реальности», нужно будет брать профессиональную современную фотоаппаратуру – обычным фотоаппаратам иногда не хватает возможностей цветопередачи. Как же добивался нужного оттенка, яркости и глубины цвета Рерих?

Возможно, главный секрет в том, что в краски гималайских пейзажей добавлены измельчённые в мельчайший порошок драгоценные и полудрагоценные камни. Художник во время своих многочисленных экспедиций скупал их у местных жителей, благо азиатские горы – настоящая «шкатулка с самоцветами». Некоторые исследователи и последователи Рериха даже считают, что такая драгоценная добавка придаёт картинам особую энергетику... А возможно, всё дело в необычной энергичности, страстности и целеустремленности самого Рериха, пытавшегося на своих картинах передать самую подлинную реальность – ту, которую одними лишь глазами не увидишь.