Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

Мистический ореол Якова Брюса

Кармолис » Блог » Это интересно » Мистический ореол Якова Брюса

Некоторые пешеходные экскурсии по Москве предлагают вместе с посещением Ботанического сада МГУ (бывшего Аптекарского огорода времен Петра I) "заглянуть в гости" к "графу-чернокнижнику Якову Брюсу". Мало кто в наше время устоит перед таким предложением! А вот наши предки 300 лет назад отнеслись бы к перспективе такого визита не только с огромным любопытством, но и с не меньшей осторожностью: об одном из ближайших сподвижников первого российского императора рассказывали всякое...

Говорили, что он умеет летать. Рассказывали, что прислуживает ему механическая кукла, сделанная в виде девушки необычайной красоты. Поговаривали (хоть и с опаской) о тайном "Нептуновом обществе", основанном Брюсом вместе с другим ближайшим приятелем Петра — "немцем" Лефортом. Многие слышали о тайной "черной книге", в которой есть все-все знания мира — и которая, само собой, подарена колдуну не иначе как дьяволом. Причем вместе с множеством других полезных способностей: рассыпь перед "царевым арихметчиком" горох — с одного взгляда точно скажет, сколько горошин!

Надо заметить, что математику Яков Вилимович (при рождении — Джеймс Дэниэл) Брюс действительно любил и превосходно знал, да и не только ее. Сына шотландского офицера-артиллериста, поступившего на службу еще к отцу Петра, царю Алексею Михайловичу, по праву считают одним из "отцов русской артиллерии", инженерного дела, военной топографии, астрономии и навигации. Именно он переводил для Петра ученые труды и практические пособия по самым разным дисциплинам, ездил с ним учиться за границу, был лично знаком с Ньютоном и Лейбницем, открыл первую в России обсерваторию — в Москве, на Сухаревой башне, в которой тогда помещалась руководимая им Школа математических и навигацких наук.

Собственно, как "колдун с Сухаревой башни" Яков Брюс и стал известен в народе — благодаря своим ночным бдениям у телескопа, в ходе которых высоко над Москвой, там, куда не было доступа "непосвященным", не гас огонек. В той же башне помещались и лаборатория Брюса с ее механическими и оптическими "чудесами", и "кабинет курьезных вещей", изрядно пополнивший впоследствии собрание Кунсткамеры, и его библиотека — среди которой после его смерти долго и упорно искали ту самую "черную книгу"...

Но так и не нашли. Немудрено — наследство Брюса составили более 1500 томов и рукописей на разных языках (даже на монгольском!) и по самым разным наукам, по тем временам это было выдающееся собрание.

И среди него было свыше 120 книг по медицине и ботанике— Яков Брюс был не только математиком и инженером, но и врачом, он лично составлял лекарства из растений и минералов, лечился ими сам и лечил других — и весьма успешно, что только добавляло уверенности в его колдовских способностях. Причем такой уверенности, что молва приписывала Брюсу и создание "живой воды", которой можно было воскресить мертвых: по одной из легенд, и умер-то "колдун с Сухаревой башни" в результате опыта с этим чудесным снадобьем, поставленного на себе, но сорвавшегося по нерадению слуги...

Разумеется, никакой "живой воды" и никаких особых "тайных трав", заговоров и договоров с дьяволом и впомине не было: по всем воспоминаниям, Брюс, как и многие математики и естествоиспытатели, обладал скорее скептическим складом мышления, нежели мистическим. Так что дело было в точных (насколько это было тогда возможно) знаниях свойств обычных растений и правильном, научном (Яков Вилимович был еще и химиком!) составлении лекарств. Недаром и новый Аптекарский огород был заложен Петром именно неподалеку от Сухаревой башни: Брюс принял самое деятельное участие в развитии этого учреждения. Причем интересовала его не только практическая польза (лекарства с огорода шли в первую очередь для нужд армии), но и научные изыскания, ради которых из Европы по рекомендациям ее научного сообщества "выписывались" ботаники и аптекари. Кстати, и на Березовом острове в Санкт-Петербурге, почти сразу же ставшим Аптекарским, усадьбы ("мызы") было дозволено возвести только двум сановникам: Якову Брюсу и архиепископу Феофану Прокоповичу — тоже выдающемуся ученому и покровителю наук.

А вот "зайти в гости к Брюсу", прогуливаясь по Москве, увы, не получится: в 1934 году Сухареву башню снесли, чтобы не мешала уличному движению. Так что теперь можно только показать место, на котором она стояла, и рассказать о жизни одного из величайших людей своего времени — полководца, дипломата, ученого...

Облако тегов