Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

Первый студент МГУ

Кармолис » Блог » Это интересно » Первый студент МГУ

Московский государственный университет в наши дни – одно из самых известных и престижных высших учебных заведений России, но к медицине имеет отношение довольно косвенное. Тем не менее его самый первый студент прославился именно как врач – и он же стал первым московским профессором-медиком.

25 августа 1735 года в семье священника Герасима Зыбелина родился младший сын, названный Семёном. Как и большинству «поповичей», прочили ему продолжение духовной династии, однако дело отца продолжил старший сын, Алексей, ставший к старости архиепископом Казанским. Семён сначала тоже поступил в московскую Славяно-греко-латинскую академию, где изучал языки и богословие, проявил немалое усердие, но...

В 1755 году стараниями академика М.В. Ломоносова и других учёных мужей того времени в Москве открылся университет, и синодным указом 6 лучших учеников старших классов академии были переведены в студенты. Первым из них в список нового заведения был записан Семён Зыбелин – по факультету философскому. Философия тогда считалась не гуманитарной дисциплиной, а «наукой наук», факультет давал общее высшее образование, и студентам читали основы естествознания, физики, химии...

Зыбелин отдавал предпочтение словесности, любил поэзию и писал стихи – но Российской империи были нужны не литераторы, а врачи. В 1759 г. Зыбелина отправляют учиться медицине – сначала в Кенигсберг, затем в Лейден, откуда в 1765 году в Москву возвращается уже доктор медицины, успешно защитивший диссертацию «О естественных целебных мылах, добываемых из трёх царств природы».

В родном университете Зыбелину сразу нашлось место на кафедре: он читал лекции «о предметах, относящихся к теоретической медицине и естественной истории и особенно ботанике», о лекарственных растениях. А за возможность медицинской практики ему пришлось побороться: в те годы врачами в Петербурге и Москве были в основном немцы, ревниво охранявшие свою монополию на это весьма выгодное дело.

Даже правила поступления в медицинские училища составлялись так, чтобы дать преимущества выходцам из немецких семей, преподавание велось на немецком языке и на латыни. Зыбелин после обучения в Германии и Голландии немецким владел в совершенстве – но лекции в Московском  университете читал по-русски. Переводил на родной язык и медицинские термины к возмущению тогдашних «латынщиков». О нём впоследствии писали: «Уже одно то, что он сделал для врачебной науки, создав правильный, точный и ясный изящный язык, делает его для нас незабвенным».

Одной словесностью вклад Зыбелина в медицину и её преподавание не ограничился. Его лекции были посвящены разным проблемам здравоохранения того времени – от педиатрии (в которой профессор, читавший в том числе курс фармакологии, рекомендовал лечить детей по возможности без лекарств, укрепляя их организм) до связи экологической обстановки в городах с санитарией и развитием эпидемий.

О последних Зыбелин знал не понаслышке: в 1771 г. он участвовал в ликвидации вспышки чумы в Москве и окрестностях. Лечил он бесплатно – и чумных больных, и тех, кто приходил к нему в университетскую клинику. Её появление в Москве – тоже заслуга Семёна Герасимовича, поначалу практику студенты-медики проходили только на частных приёмах своих учителей. Зыбелин же старался объяснять всё не только на понятном языке, но и максимально наглядно – именно он ввёл в университете демонстрацию опытов прямо на лекциях.

Первый русский терапевт, первый русский педиатр, первый профессор медицинского факультета Московского университета... И навсегда – его первый студент!