Facebook ВКонтакте Одноклассники Твиттер Instagram YouTube

Поиск Написать нам Подписаться на обновления

«Настоящий Кустодиев – это русская ярмарка»

Кармолис » Блог » Это интересно » «Настоящий Кустодиев – это русская ярмарка»

Российское искусство чуть было не потеряло одного из своих самых выдающихся художников: поначалу Борис Михайлович Кустодиев получал духовное образование – но тяга к рисованию перевесила...

Будущий «революционный художник» родился в 1878 г. в семье профессора философии, историка и искусствоведа Михаила Лукича Кустодиева, преподававшего логику в Астраханской духовной семинарии. Через год отец умер, и матери пришлось одной растить четырёх детей. Дать им образование помогали старые связи, так что маленький Борис пошёл в церковно-приходскую школу, потом поступил в семинарию. Быть бы ему священником, если бы не с 5 лет проявившаяся тяга к рисованию и выставка художников-передвижников, развёрнутая в Астрахани, когда мальчику было всего 9 лет.

Картины так поразили юного Кустодиева, что он дал себе слово научиться рисовать не хуже и пошёл в ученики к местному художнику Петру Власову, близкому знакомцу Ильи Репина. К Репину в ученики попал и Кустодиев, когда после семинарии приехал в Петербург, поступать в Высшее художественное училище при Академии художеств. Сам Борис свои шансы на поступление оценивал скептически и в итоге отписал матери и письме: «Ура, ура, ура! Добродетель наказана, порок торжествует! Я принят!».

Основным жанром, в котором работал Кустодиев, были портреты. Репин, высоко оценивший молодое дарование, доверил своему ученику дорабатывать большое официальное полотно «Торжественное заседание Государственного совета» - почти треть изображения принадлежит кисти Кустодиева, 27 портретов высших государственных чиновников были выполнены по его эскизам. Но в 1903 г. Борис Михайлович, закончивший Академию с золотой медалью, уезжает в «пенсионерскую» (за счёт учебного заведения) поездку по Европе – и возвращается совсем другим художником.

Он не стал подражать заграничным мастерам – наоборот, в Кустодиеве проснулась тяга к исконному, российскому, даже нарочито «лубочному» искусству, с яркими красками, «выпуклыми» образами. В бытовых сценах появляются купцы и мещане, ярмарочные балаганы, масленичные катания на лихих тройках. Расписные сундуки, резные наличники, цветастые платки – настолько непохоже на прежнего «репинского реалиста», что газеты недовольно пишут: «Вот уж кто чудит, так это Кустодиев... Нарочитое и выдуманное безвкусие».

«Безвкусие» на самом деле было вкусом к жизни, стремлением вместо модного у декадентов описания серости и скуки показать всю полноту и радость бытия. Именно нарочито, без всяких недоговоренностей. Художник спешит жить, а не выискивать боль... Боли ему хватало и собственной – в спине, руках, ногах. В 1909 г. врачи диагностировали опухоль спинного мозга. Хирургам удалось спасти подвижность рук, но остаток жизни, до 1927 года, Кустодиев передвигался в инвалидной коляске. И творил, рисовал и бытовые сцены, и символические полотна, посвящённые потрясениям в стране.

Последней его работой стала «Русская Венера». Для неё сейчас в музее изготовлен специальный подрамник: у вдохновившегося новой идеей Бориса Михайловича под рукой не оказалось подготовленного холста, и он использовал собственную картину «На террасе» - просто перевернул и начал рисовать на заднике. Так сейчас посетители и рассматривают последнее чудо Кустодиева: с одной стороны – обнаженная девушка в бане, с другой – чаепитие, а во главе собравшегося за столом семейства угадывается сам художник.