Мускатный орех: история с географией

Название "мускат" происходит от арабского "меск", в Европе преобразовавшегося в "мускус" — так называлось редкое и ценное благовоние, использовавшееся прежде всего как афродизиак. Первые упоминания о мускатных орехах в Европе можно найти еще в римских и греческих трактатах начала нашей эры, однако начало торговли ими относят к VI-VII вв., когда арабские купцы добрались до Молуккских островов и начали массово вывозить оттуда этот ценнейший товар.

Благодаря острому и терпкому запаху пряность получила название "мускусный орех" - "nux muscatus". Однако орехом в строгом научном смысле слова она не является: плод мускатника душистого (Myristica fragrans), вечнозеленого дерева высотой 10-15 м, представляет собой костянку, внешне похожую на абрикос или персик. Мякоть этого плода съедобна (из нее в Индонезии готовят джем со специфическим вкусом и ароматом), а внутри находится крупная темно-коричневая косточка, покрытая красной мясистой оболочкой — присеменником. Присеменник очень осторожно отделяют и сушат под прессом, получая особую специю — мацис, использующуюся и в кулинарии, и в парфюмерии. Косточка же не меньше месяца сушится на солнце, потом ее разбивают и вынимают сердцевину — ее и называют мускатным орехом.

В Средние Века мускатному ореху приписывались поистине чудесные свойства: считалось, что один его запах спасает о чумы, что одно лишь ношение ореха при себе помогает мужчинам найти сторонников, а женщинам — поклонников. Дамы вставляли орехи в свои ожерелья, а зажиточные люди носили мускат в специальных серебряных коробочках-терках, чтобы за трапезой добавить пряность прямо в блюдо. Такая добавка имела особый смысл: мускатный орех считался почти универсальным противоядием, а отравленного угощения от соперников тогда побаивались и дворяне, и купцы.

Впрочем, мускат был еще и невероятно дорог, такую приправу мог себе позволить далеко не каждый. При этом спрос на орехи постоянно рос, и не только из-за приятного запаха и острого вкуса. Мускатный орех использовали для лечения и профилактики очень частых в те времена расстройств пищеварения, как тонизирующее средство (в том числе как афродизиак), а иногда и как успокаивающее — многое зависело от дозы. Так что чистая прибыль арабских купцов даже с учетом всех расходов на долгую и опасную перевозку доходила до 1000% - европейцы покупали орехи в 400 раз дороже, чем продавали жители Молукки...

С началом эпохи Великих Географических Открытий арабская монополия на мускат закончилась: в 1512 году португальские корабли нашли острова Банда — "историческую родину" мускатника душистого. Секрет сохранить не удалось, и на Молуккском архипелаге началась череда "мускатных войн" между европейскими странами. Португальцев вытеснили британцы, их колонию Амбон вырезали до последнего человека голландцы и попытались навязать свою монополию на скупку мускатного ореха местному населению. Через несколько лет сплошных карательных акций на острове Банда Нейра не осталось ни одного туземца из 15 тысяч — только немногим удалось спастись, сбежав на соседние острова.

И перед завоевателями возникла новая проблема: некому было ухаживать за деревьями и заготавливать орехи. Привезенные сначала с Явы, а затем и из Китая работники с этим  не справлялись, нужны были люди, знающие местные особенности. Пришлось уговаривать вернуться уцелевших туземцев, а заодно и сжигать плантации на соседних, "чужих" островах, отбиваться от британских кораблей, стремящихся нарушить монополию голландской Ост-Индской компании... Дело того стоило: в Европе по-прежнему за фунт мускатных орехов можно было купить 3-4 овцы, а то и коровы. Однако к середине XVIII в. добыча и доставка орехов в Европу существенно превысила спрос: не так уж много было покупателей на дорогие специи! И в 1760 году над Амстердамом разнеслось благоухание горящего муската, гвоздики и корицы: компания сожгла на своих складах 4 тысяч тонн пряностей, чтобы не допустить снижения цен.

Но все было напрасно: время монополии закончилось. В 1769 году французская эскадра прорвалась к островам Банда и ушла от голландского флота, увозя с собой не только спелые плоды, но и молодые саженцы мускатника. На расположенном в Индийском океане французском острове Маврикий возникла первая плантация муската за пределами Индонезии. Затем саженцы с Банды выкрали британские шпионы, и мускатный орех пошел на европейские рынки не только из Юго-Восточной Азии, но и из Вест-Индии: климат на островах Карибского моря прекрасно подошел для мускатника. Остров Гренада и сейчас является вторым после Индонезии мировым поставщиком муската, занимая 40% мирового рынка: мускатный орех помещен даже на флаг этого крохотного государства!

В XIX веке цена на мускат в Европе упала настолько, что он стал самой обычной приправой, доступной почти каждому. Тертые орехи добавляли к мясу и копченостям, в выпечку и вино... И чем шире употреблялся мускатный орех, тем больше у него замечали не мифических, а реальных полезных свойств, в первую очередь лечебных. Но эпоха изучения состава и действия муската врачами и биохимиками была еще впереди.

Облако тегов

Главный Ботанический сад (1) лето (3) эко-тропы (6) свойства мёда (1) готовимся к осени (1) семейные традиции (1) лечение огурцом (1) праздник любования кленовыми листьями (1) галеновые препараты (1) корица (2) парадиз (1) доктора Ивана Грозного (1) пряности (3) Авиценна (1) польза репы (1) ботанический сад (2) парки (3) польза сосны (1) 1 июня (1) семейные ценности (1) огурец (1) парки Вены (1) от гриппа (1) лечение чесноком (1) Государственный Астраханский заповедник (1) Терлецкий парк (1) кармолис (91) Кавказский заповедник (1) Стелла Марис (1) леденцы от простуды (6) княжеские врачи (1) история ботанических садов России (3) леденцы (1) блины (1) рябина (1) великие врачи (1) хризантема (1) ГБС (1) открытия Колумба (1) легенды и поверья (2) ревень (1) Григорий Демидов (1) розы (1) горчица (2) День Сурка (1) лекарственные растения (53) Пётр Васильевич Постников (1) Дальний Восток (1) вирусология (1) от вирусов (1)

Деловой журнал
об индустрии здравоохранения

Наш партнер: